+7 (964) 631-48-29
+7 (903) 960-50-69
+7 (964) 631-48-29
+7 (903) 960-50-69

Коронавирус и врачи. Невидимый фронт.

12 Октября 2020

В это году осень принесла обострение коронавирусной инфекции, которое мешает насладиться осенью. После летнего затишья для врачей снова наступает непростой период работы без устали и без страха, помогая людям бороться с болезнью.

Увы, бесстрашный труд во спасение пациентов от коронавируса не всегда оценен должным образом. Бывает так, что за огромным количеством вложенных в работу благ и сил следует увольнение.

Екатерина Викторовна Черкунова, врач-психиатр высшей категории, заведующая шестым отделением ПНИ №13 в г. Ступино.

фото 0

Родилась Екатерина Викторовна 25 сентября 1974 года в военном городке Цимдиниеки, что под Лиепаей, тогда Латвийской ССР, ныне Латвия, в семье военного врача и стоматолога. Закончила школу, помотавшись по городам Латвии, такова судьба всех семей военных.

В 1991г. поступила на лечебный факультет Рижского медицинского института. Поступила по зову души, проработав в старших классах школы санитаркой в детском отделении, захотела лечить и спасать детей. Но, к сожалению, в 1991г. уже не было возможности поступить на педиатрический, там преподавание шло только на латышском. В то время язык она в том объеме еще не знала. Стала учиться по специальности «Лечебное дело».

В 1993г., когда распался Советский Союз, семьи всех военных изгоняли из Латвии как оккупантов.

В 19 лет ей пришлось выйти замуж за однокурсника, который был гражданином Латвии и это замужество давало Екатерине Викторовне право получить вид на жительство, который каждый год продлевался с невероятными трудностями.

Старший брат Екатерины также закончил медицинский институт и поступил в интернатуру на психиатра. Екатерина Черкунова тоже мечтала стать психиатром, ибо, пройдя цикл психиатрии и после посещений психиатрических клиник, поняла, что это наименее защищенные люди на свете. Практически никому не нужные, спрятанные от людских глаз и испытывающие невероятные муки.

С 4-го курса института не стало русского потока, пришлось усиленно учить латышский, чтобы иметь возможность обучаться.

В 1997г., когда Екатерина Викторовна закончила 6 курсов и нужно было поступать в резидентуру, в психиатрию ее не взяли, мотивировав тем, что русский врач никогда не сможет понять душу латыша.

В итоге, она прошла интернатуру на базе Псковской областной психиатрической больницы №1, где работали чудесные врачи, которые научили ее столькому, что ни один, даже самый лучший, учебник в мире не научит.

Работа ей очень нравилась, и она была счастлива, спасая и вылечивая пациентов.

Но 12 лет назад, наша героиня приехала к подруге в город Ступино Московской области, где встретила своего будущего мужа. И ей пришлось с болью проститься с любимой работой.

Выбора с работой в маленьком городке не было, и Екатерина Викторовна пришла работать в ПНИ№13 (Психоневрологический интернат). Среди врачей-психиатров бытует мнение, что в интернатах работают только неудачники, пенсионеры и прочие врачи, нигде не пригодившиеся.

Екатерине Викторовне страшно не хотелось терять квалификацию. Сначала страшно было впервые заходить в отделения и видеть пациентов с множественными пороками развития, с такими, что даже в институте не приходилось сталкиваться.

Но когда наша героиня начала работать с этими зачастую с детства травмированными жестоким отношением ребятами и девчонками, точно поняла, что работы здесь море и здесь можно действительно творить чудеса!

Екатерина Викторовна о своей работе:

«Это совсем другой мир. Это не больница. Больные с тобой каждый день они тебя, испытывают, проверяют, оценивают. И когда они признают в тебе доброго и искреннего человека (а обмануть их интуицию невозможно!), только тогда начинается жизнь и работа с ними.

Меня они "проверяли" месяца три. Вытворяли всякие фокусы. Сейчас вспоминать смешно, но тогда было страшно.

Но испытание я прошла, не ответив злостью и инъекциями на их провокации, как это делается обычно.

И постепенно стала Мамой.

Сначала одна из девчушек, робко обняв, спросила можно ли называть меня мамой, потом и другим захотелось, чтобы у них была мама. Ведь большинство из них никогда не знало биологических мам, тепла объятий, не слышало ласковых слов. Моя вторая специальность - психотерапия. И я в работе с моими девчушками старалась работать словом. Да, конечно же, большая часть из них нуждается и в биологической терапии. Но когда ты вкладываешь в лечебный процесс себя, свое тепло, искренность и ласку, нужда в высоких дозировках, на которых они были годами, отпадает. В итоге подбираешь минимально эффективную дозу, а порой необходимость в таблетках отпадает. И я считаю это победой. Всякий раз снижая дозировку или отменяя лечение, я внутренне ликую.»

Реалии этого времени

Екатерина Викторовна Черкунова – потомственный врач от Бога, из династии замечательных докторов. Она сразу назначает своим пациентам адекватную терапию по жизненным показаниям, проявляя себя как великолепный профессионал, чуткий человек и открытая душа.

Благодаря ее неимоверным усилиям и самоотдаче – все ребята постоянно окружены всеобъемлющей заботой и вниманием, добротой и любовью, помощью и человечностью. Уже на протяжении двенадцати лет Екатерина Викторовна работает для того, чтобы максимально улучшить общий уровень и качество жизни, всех проживающих в интернате людей с ограниченными возможностями здоровья, создавая максимальный психологический комфорт и атмосферу семьи, насколько это возможно в стенах интерната.

Все ребята заслужено называют ее мамой. Теплая обстановка в отделении, где, несмотря на сложные диагнозы и большие проблемы со здоровьем, в мире и согласии живут тяжелобольные инвалиды, без намека на фальшь и насилие – заслуга Екатерины Викторовны Черкуновой.

В тяжелые времена пандемии коронавируса она проявила себя как настоящий герой нашего времени, работая вахтовым методом в «красной зоне» и выходившая на работу в карантин, абсолютно беззаветно и бесстрашно, откликаясь на малейшую просьбу пациента.

Екатерина Викторовна:

«Когда я прихожу на работу и меня летит встречать толпа девчушек с криками «Мамочка пришла!», я понимаю, что живу не зря и я там, где нужна.

Также они меня провожают с работы, заглядывая в глаза с некоторой тревогой и спрашивая «А завтра придешь?... а точно придешь?».. Как будто боятся, что когда-то я могу бросить их.

У меня нет детей, своих биологических. Так получилось. Но 12 лет у меня было больше детей, чем у любой другой женщины в этом мире, и это счастье. Их. Мое. Наше общее.

И я не знаю, как я посмотрю их в глаза через 3 дня, когда уйду навсегда, потому что от меня решили избавиться.

За то, что я воюю с произволом санитаров, за то, что требую человечного отношения к своим пациентам.

2 года назад санитары (не моего отделения, у меня такие не приживались) избили одну из моих девочек. Была куча комиссий. Мне вынесли выговор! А санитары продолжали работать и откровенно издеваться надо мной при встрече.

Я хотела, чтобы позицию нашего руководства узнали всюду и впервые в жизни обратилась в суд. Но тут внезапно уволили директора, пришедший новый был человечный и просто попросил забрать заявление из суда. И отменил выговор как необоснованно вынесенный.

Но санитары продолжали работать... И что? Они станут гуманнее? Или увидят в наших подопечных людей?!

Да, в моих отделениях царила атмосфера добра и взаимопонимания.

И нет у меня никаких достижений. Ну пришла со второй категорией, сдала с годами на высшую. Но это ерунда.

Моим главным достижением я считаю, что 12 лет я дарила своим девчонкам радость и тепло, учила их доброму и светлому, и получала в ответ колоссальную отдачу. А сейчас меня отбирают у них. А их у меня. И мне страшно смотреть в будущее.

Как говорит моя подруга «не грусти, возможно своей любовью ты продлила им жизнь и наполнила ее смыслом"». Мне хочется верить, что это так, и что все это было не зря. И что наше руководство одумается и не станет выбрасывать на улицу врачей достойных, да еще и во время страшной пандемии, оставляя 860 подопечных на четырех психиатров, хотя по всем нормативам должно быть минимум семь.

Кто будет заниматься моими девчонками?! Когда с таким количеством врачей дай бог успеть бумажную работу сделать, а на пациентов времени уже не останется точно.

Во что превратится Дом, который я так старалась построить для них?!

И что мне ответить им через 3 дня, когда они спросят «а завтра придешь?...»

Несмотря на решение Президента РФ, Екатерина Викторовна вынуждена оставить свой пост, в связи с сокращением штата.

Недавно все проживающие шестого отделения подписали обращение к руководству, а также лично к Президенту РФ, чтобы Е.В. Черкунову оставили в покое и разрешили продолжить врачебную деятельность в должности заведующей шестым отделением, так как она отдала этой работе всю себя, каждую крупинку своей души, а шестому отделению – долгих двенадцать лет собственной жизни!

Несмотря на многолетний и плодотворный труд Екатерины Викторовны, огромное количество благодарных родственников и пациентов, и указ Президента, защищающий права медработников в столь непростое время, руководство избавляется от лучших кадров и пренебрегает мнением инвалидов, считая их «отбросами общества».

Но она не намерена сдаваться и будет оспаривать свои интересы.

Когда человек неравнодушен – он ищет пути, а если ему безразлична работа – он ищет причины.

Таким образом, можно сделать вывод, что профессия врача - настоящего Человека – это, действительно, призвание, а не работа, и уж тем более не финансы и экономика, по крайней мере, для Екатерины Викторовны Черкуновой!

фото 1
фото 2
фото 3
фото 4
  • Поделиться с друзьями
  • Поделиться
  • Поделиться
  • Твитнуть
  • Поделиться

материалы по теме